Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
19:55 

Фанфик от esplodio.

Ugarnaya_uno
Я не могу игнорировать то, что вижу... Торжественно клянусь, что замышляю только шалость... (с)
Сообщество рекомендует=)

Изначально я собиралась писать секс на Импале. Ага, десять раз.
Накануне выкладки, когда я открыла Ворд, меня упороло идеей: у переродившихся Гриммджоу и Бьякуи просыпаются занпакто, они понемногу начинают видеть не только потусторонних сущностей, но и Пустых, а стоит за всем этим внезапно Заэль, сохранивший после перерождения свою память и воссоздавший Хогиоку. Я пришла к команде с идеей, они упоролись тоже.
И уже написав эту несчастную тысячу слов, я поняла, что лучше бы это был секс на Импале. :lol: На то, чтобы раскрыть это все, просто не хватало времени. В итоге фик получился честно слитым. Обидно, конечно, но на будущее я сделала заметку.)

Название: И соли по вкусу
Автор: esplodio
Бета: Аурум
Пейринг/Персонажи: Бьякуя/Гриммджо
Размер: мини, 1 260 слов
Жанр: кроссовер с "Supernatural"
Рейтинг: PG-13
Размещение: разрешение автора получено.
Дисклеймер: Персонажи Кубо, трава общая.
Саммари: Кроссовер тоже херовый.

На очередном повороте «Импалу» тряхнуло, и почти сразу же мотор заглох. Бьякуя почувствовал странное удовлетворение: старую грязную колымагу он не любил, и та отвечала ему взаимностью, начиная барахлить каждый раз, когда он садился за руль, и нещадно зажевывая любимые кассеты. Правда, сейчас — как и в большинстве случаев — машину вел Гриммджо: было даже странно, что она сломалась.
— Блядь, — досадливо застонал Гриммджо, выбираясь из машины. — Крошка, какого черта именно сейчас?
Бьякуя поморщился, но не стал комментировать манеру Гриммджо болтать с автомобилем: тот и без того был злой, взвинченный, еще и измазался в машинном масле за минуту буквально.
— Какого хрена? — донеслось из-под капота. И еще через минуту: — Ебаный нахуй!

Бьякуя приподнял бровь. Либо поломка была слишком серьезной, либо Гриммджо был слишком раздражен. Последнее было более вероятным: всю неделю Гриммджо старательно давил в себе жгучую, бессильную злость, все чаще тянулся к виски вместо пива, если выпадала такая возможность, и добивал нечисть дольше, чем нужно было бы.
А по ночам Бьякуя просыпался от его стонов: во сне Гриммджо с силой стискивал челюсти и тяжело, судорожно дышал. И стонал невнятно, будто пытался позвать кого-то, но получалось издавать только бессвязные звуки.
Бьякуя не был суеверным: их профессия предполагала то, что любое суеверие можно убить — если не солью, то свинцом или кулаками. Но от этих странных, повторяющихся каждую ночь стонов ему становилось не по себе. Будто что-то незримо зарождалось вокруг, ширилось и догоняло их, как бы далеко они не пытались уехать.
Быть может, Гриммджо тоже это чувствовал: недаром он так гнал, выжимая из «Импалы» все возможное, пока не сдал мотор.

Спустя несколько минут Гриммджо все-таки выглянул из-под капота и осклабился победно.
— Готово! Щас поедем с ветерком.
Он уселся рядом, ерзая на сиденье, устраиваясь удобно. Бьякуя вдохнул привычный уже запах кожи, машинного масла, какого-то дешевого одеколона. Запахи мешались, но пахло от Гриммджо неожиданно приятно.
Когда «Импала» тронулась, Бьякуе показалось на миг, что в деревьях у обочины мелькнуло что-то мимолетное и белое. Он напряженно вглядывался в зеркало заднего вида, но на дороге позади них так ничего и не появилось.

***


В мотеле было неожиданно шумно: где-то совсем рядом грохотала неприятная электронная музыка, и от ее скрипучих повторяющихся ритмов Бьякуя все никак не мог уснуть.
Гриммджо, конечно же, было плевать: тот шумно сопел на соседней кровати. Это отчасти раздражало, но все же Бьякуя готов был смириться: лучше уж сопение, чем кошмары.
Правда, длилось это недолго: вскоре Гриммджо вздрогнул, вздохнул шумно и тихо, как-то обреченно застонал. Бьякуя нахмурился, приподнялся на кровати. Стон повторился.
Где-то через пару номеров запустили новый трек: к назойливым ритмам добавился приторный женский голос. Бьякуя вздохнул и поднялся с кровати, сделал пару осторожных шагов к Гриммджо.

Обычно тот спал как попало: лицом в подушку, лицом под подушкой, свесившись с кровати, сбив пятками простыни. Но сейчас Гриммджоу лежал на спине, застывший, напряженный, челюсти опять были болезненно стиснуты, и в голову Бьякуи приходили неприятные ассоциации с покойником.
— Пан,… — Гриммджо выдохнул тяжело, с трудом, нахмурился. — Пан…
Бьякуя осторожно положил ладонь на его горячий лоб и заметил, как слегка расслабилось лицо Гриммджо. А в следующий момент его запястье стиснули, вывернули болезненно — он дернулся и едва ли не рухнул на кровать, беспомощно утыкаясь куда-то Гриммджо в грудь. Та под его лбом так и ходила ходуном: дыхание было хриплое, прерывистое.
— Пусти, — зашипел Бьякуя, скривившись, почувствовал, как хватка на запястье расслабляется — и только тогда смог поднять голову.
Гриммджо смотрел на него и будто бы не видел: глаза были распахнуты, а зрачки в неясном ночном свете, пробивающемся сквозь хлипкие занавески, казались жуткими, большими, черными. Бьякуя невольно вздрогнул и выпрямился.
— Ты в порядке?
Только тогда Гриммджо моргнул и отмер, потянулся к голове, взъерошил волосы.
— Да, — и усмехнулся широко, фальшиво. — Пожалуй.
— Пожалуй? — с нажимом переспросил Бьякуя, но Гриммджо только фыркнул шумно, поворачиваясь и утыкаясь лицом в подушку.
— Не сейчас. Потом расскажу.

***
В следующий раз «Импала» заглохла через сутки. Гриммджо выматерился от души, как-то нервно стискивая руль.
— Два раза за последние три дня, — заметил Бьякуя. Гриммджо глянул на него раздраженно.
— Если ты намекаешь на то, что нам пора менять машину…
— Я не об этом, — Бьякуя оглядывался по сторонам сосредоточенно и хмуро. — Машина глохнет, тебе снятся кошмары, мы не встречаем никакой нечисти уже неделю.
Гриммджо задумчиво пожевал губу, прежде чем ответить:
— Да не кошмары. Там другое… странное. Не знаю я, как об этом рассказать.
Среди деревьев мелькнуло что-то белое и длинное. Бьякуя вздрогнул, напрягся, коротко произнес «там». Гриммджо подался ближе, привалился твердым плечом — почему-то таким горячим, что Бьякуя чувствовал этот жар через ткань рубашки.
Белое мелькнуло опять.
— Блядь, — припечатал Гриммджо. — Оно здоровое. Что у нас есть в бардачке?
— Соль, револьвер, фляжка святой воды, — тут же перечислил Бьякуя. — Думаешь, эту тварь возьмет?
Гриммджо пожал плечами — теплом его тела мазнуло по коже, обжигая.
— Проверим. Не уложим, так хоть до капота доберемся.
Он потянулся к бардачку. Белое за деревьями снова мелькнуло — ближе. Бьякуя рассмотрел костяную ногу — длинную, похожую на паучью. Стало не по себе.
Гриммджо завозился, ткнул ему в ладонь револьвер и фляжку, скомандовал коротко:
— Ты держишь эту тварь, я пытаюсь достать оружие.
Они открыли двери одновременно с тем, как тварь выкатилась на шоссе.

Такого монстра Бьякуя не видел никогда. Он не был похож ни на одну тварь, описанную в отцовских заметках — а их Бьякуя проштудировал вдоль и поперек с привычной ему скрупулезностью. Он был полностью костяной, с жуткими алыми глазами, блестящими в прорезях черепа, и веяло от него каким-то лютым могильным холодом.
Бьякуя прицелился и выстрелил. Соль чиркнула по черепу, тварь повела рогатой мордой и разинула хищную пасть в странном, почти насмешливом оскале — и кинулась вперед. Где-то справа ругнулся Гриммджо, Бьякуя выстрелил еще раз, другой — бесполезно — и кинулся в противоположную от Гриммджо сторону.
Ему удалось сделать несколько шагов, прежде чем его сбило с ног, а костяная острая лапа воткнулась в руку, пронизывая насквозь, впечатывая в асфальт. Боль ослепила — Бьякуя закричал, почти машинально выкидывая вторую руку вперед: хоть как-то защититься, не дать зубастой пасти впиться в горло.
Тварь издала странный звук — будто засмеялась. Гриммджо заорал что-то, но Бьякуя не слышал, что именно: все заглушал какой-то странный шум, идущий, кажется, со всех сторон. Голос — тихий, почти мальчишечий, — звал его, повторял какое-то странное, певучее слово, неразличимое сквозь шум помех. Трещало и шумело так, словно где-то — может, в голове Бьякуи? — играло испорченное радио; тварь наваливалась сильнее; сознание плыло; на фоне раздавались выстрелы.

А потом все кончилось: чудовище дрогнуло, завыло и начало испаряться, растворяться в вечернем воздухе странными белыми хлопьями. За тающим остовом стоял Гриммджо — ошарашенный, побледневший Гриммджо, сжимающий в ладони странный белый меч. Смотрелось на редкость нелепо в сочетании с драными джинсами и косухой, о чем Бьякуя ему и сообщил. Гриммджо бездумно покосился на меч — словно только сейчас заметил, — а затем раздраженно тряхнул рукой.
— Да хер с ним! — и опустился рядом на колени порывисто, осторожно отводя от раны края излохмаченной рубашки. — Болит?
— Терпимо, — Бьякуя крепко стиснул зубы. Болело адски.
— Самоотверженный дурак, — беззлобно буркнул Гриммджо и отложил меч, помогая Бьякуе подняться.

— Долго еще? — поинтересовался Бьякуя. Гриммджо тут же выглянул из-под капота.
— Пару минут. Не дергайся там!
Будто бы Бьякуя мог дергаться: щедро продезинфицированное виски и перевязанное плечо болело так, что и двигаться не хотелось. Все же он осторожно повернулся, выглядывая из окна.
На асфальте не было ничего — ни меча, ни останков твари. Только темнели кое-где пятна его собственной крови.

***
«Импала» тронулась тяжело и вяло. Человек в тени долго стоял и наблюдал за отъезжающей машиной единственным желтым глазом. На месте второго у него была тускло мерцающая изнутри сфера; вздувшиеся фиолетовые вены расходились от нее по всему лицу.
— Заэль-Апорро-сама, — раздался низкий женский голос. — Вы уверены, что они пойдут с нами?
— Я найду способ их убедить, — голос у Заэля был мелодичный, довольный. — Тем более, Гриммджо уже пробудил свой занпакто. Ему осталось только вспомнить все остальное.
Три фигуры в белом за его спиной кивнули, прежде чем разойтись в разные стороны.

@темы: фанфикшн, Гриммджо Джагерджак, Бьякуя Кучики, PG-13

Комментарии
2013-03-01 в 20:28 

Анж - Мать Забвения
Норма — это массовая патология. Лаконично законченная садистка! Альфа Ангел класса тополь м!
я поняла, что лучше бы это был секс на Импале.
Зато какой была идея!
но на будущее я сделала заметку.)
Обязательно напиши целиком!

2013-03-01 в 21:04 

Jazvo4ka
Если судьба свела вас со мной, значит, пришло ваше время платить за свои грехи. Поживу - увижу, доживу - узнаю, выживу - учту.
а вообще довольно любопытненько написано)
лучше бы это был секс на Импале пусть будет))))
удачи)))

2013-04-13 в 01:53 

clempope
Очень необычно!Честно ,никогда не представляла Бьякую охотником за нечистью.Но интересно.А секс на "Импале",конечно же пускай еще будет!

2013-09-27 в 14:19 

[ilan]
На безрыбье лось тоже ананас (с)
Классно, мне понравилось, пойду еще и любителям кроссоверов и аушек посоветую =)

2013-09-27 в 21:36 

двойник Канды
Ты лучше наркотиков
идея шикарная, хотелось бы целиком, жду проды или дописки :red:

   

Бьякуя vs Гриммджо

главная