Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:29 

И небо отражалось в чашечке цветка. Глава 5

Gi_A
В Библии была только одна заповедь: "Не" с глаголами пишется раздельно! (с)Единственное, что ты должна помнить — это то, что тебя это не касается… Потому что если ты позволишь, чтобы это тебя касалось — ты пропала (с)
Название: И небо отражалось в чашечке цветка
Автор: GJJcat
Бета/Гамма: Tari-Hikari
Фендом: Bleach
Дисклеймер: герои – Кубо Тайто, трава – тож его, бред – пока еще мой.
Пейринг: Гриммджо/Бьякуя - основной, Айзен/Гин, Кёраку/Укитаке, Урахара/Йоруичи.
Рейтинг: PG-15 *выставляется для каждой из глав*
Жанр: ангстовый романс, дезфик.
Размер: претендует на миди
Cтатус: в процессе
Размещение: только с моего разрешения и с шапкой!
Саммари: никаких шинигами и арранкаров. Гриммджо и Бьякуя – обыкновенные люди, живущие в Японии времен Эдо. Фик о том, как они встретились и что из этого вышло.
Предупреждения: АУ, как следствие небольшая доза ООСа, POV, смерть персонажа.
По словам со знаком * пояснения даны после текста.
От автора: автор курит, потом бредит. И еще, я наконец-то нашла эпиграф.

В одном мгновенье видеть Вечность,
Огромный мир - в зерне песка,
В единой горсти - бесконечность,
И небо - в чашечке цветка.

Уильям Блейк


Полуденное солнце заливало огромный двор поместья Моринадзуки-сана ярким бело-золотистым светом, играя в пестрых знаменах с изображениями монсё* всех благородных семей, живущих в предместье, отражаясь на поверхности многочисленных мечей и доспехов, утопая в роскоши лиловых ирисов, которыми был украшен не только двор, но и колонны, и даже крыша главного здания.
Гриммджо, которому так и не удалось разглядеть процессию Кучики, смотрел по сторонам, восторженным взглядом провожая многочисленное оружие и амуницию, встретившиеся ему на пути. Алебарды, луки и щиты, аккуратно разложенные на зеленном сукне, украшенном россыпью лепестков ириса, доспехи, одетые на огромных тогацу-нинге, а так же многочисленные фигурки тигров и лошадей, расположившихся по всему периметру площади – все это привлекало внимание мальчишки настолько, что он не замечал, какой эффект произвел его первый выход в свет. Многие, забыв о приличиях, удивленно оглядывались вслед светловолосому ребенку, одетому в белоснежную форму. Однако, завидев спешащего за мальчишкой худощавого мужчину с вежливой улыбкой на лице, поспешно отворачивались, узнав личного секретаря помощника наместника.
Нагнав неугомонного племянника своего господина, Гин осторожно коснулся рукой его плеча.
- Скоро начнутся соревнования, Гриммджо-кун.
Но тот будто не слышал его, замерев напротив ярко поблескивающих на солнце катан. Их лезвия искрились, купаясь в солнечных лучах, отражающихся от зеркально-гладкой поверхности стали, и от этого Гриммджо даже пришлось прищурить глаза.
Гин усмехнулся, заметив восторг в глазах юного воина, и, опустив вторую ладонь на его плечо, аккуратно развернул в сторону главного дворца.
-Оружие мы сможем посмотреть и позже, а сейчас нужно занять места в зале.
Гриммджо кивнул и молча последовал за помощником своего дяди.
Окунувшись в прохладу зала, освещенного множеством факелов, Гриммджо вздохнул полной грудью. Жара, которая стояла на улице уже несколько дней, порядком надоела, да и отнимала много сил, ну а многочисленная одежда только усугубляла общее состояние.
Он с любопытством осматривал высокие красные колонны с золотистым узором, мягко поблескивающим в свете факелов, высокий потолок с изображением монсе рода Моринадзука.
Мальчишка заметил, что многие уже расположились в зале в то время как его дядя продолжал продвигаться вперед.
Когда же они наконец остановились, Гриммджо увидел перед собой довольно большое пространство, застеленное светлыми татами – арену для будущих поединков. Люди, постепенно наполнявшие зал, рассаживались согласно своему происхождению. Прямо у края арены в специальных местах с низкими чайными столиками восседали наиболее благородные семьи. А на небольшом возвышении, устроенном наподобие таканома, разместились наместник и еще двое мужчин, которых до этого мальчишка никогда не видел. В это же время Айзен, его помощник и Урахара-сенсей разместились по правую руку наместника, и Гриммджо, проследовав на свое место рядом с дядей, с удивлением заметил, что прямо напротив них расположилась процессия Кучики.
Однако, как ни старался, разглядеть всех представителей этого благородного клана он не смог. Оставив на время эту затею, мальчишка принялся с любопытством изучать наместника и расположившихся рядом с ним мужчин.
Но вот, когда все кланы вместе со своими сыновьями, участвующими в соревнованиях, и просто желающие посмотреть на сие действо, наконец заняли свои места, Моринадзука Хироши поднялся со своего места, и в зале воцарилась мертвая тишина.
-Дорогие гости! Я чрезвычайно рад приветствовать вас на праздновании Дне мальчиков и, в частности, на очередных ежегодных соревнованиях в боевых искусствах.
По залу пронесся благосклонный шепоток, но через мгновение все стихли, и Моринадзука продолжил.
-Также я хотел поприветствовать замечательных мастеров боевых искусств, чья слава идет далеко впереди них!
С этими слова мужчина повернулся и склонился в уважительном поклоне, отдавая дань уважения учителю, сидящему рядом с ним.
- Великий Мастер Укитаке Джууширо, чьи умения позволяют нам из года в год воспитывать лучших воинов Японии. И в этом году нам выпала великая честь приветствовать на нашем празднике великого самурая – Кераку Шунсуя, который не только любезно согласился быть судьей нынешних соревнований, но и остаться в качестве сенсея в додзе Мастера.
Наместник выждал небольшую паузу, позволяя находящимся в зале почувствовать всю благоговейность момента. Затем он продолжил:
-Кроме того, я приветствую замечательных учителей - госпожу Шихоуинь Йоруичи и господина Урахару Киске, а также кланы и их достопочтенных глав, которые присутствуют сегодня здесь.
Услышав эти имена, Укитаке поискал их взглядом и, заметив бывших учеников, улыбнулся каждому из них.
Йоруичи представляет клан Кучики, а Урахара — клан Айзен. Отличное противостояние!
Мастер улыбнулся и, склонившись к сидящему рядом с ним мужчине в ярком одеянии, шепнул что-то.
Меж тем наместник продолжал:
-По сложившейся традиции, соревнования начнет группа молодых господ от 8 до 9 лет. Победитель будет определен в течение десяти встреч путем отсева проигравших в сражении. Итак, мы будем проводить соревнование до тех пор, пока не останется один победитель. Судить бои будут Укитаке-сенсей и Кераку-сенсей. И да будет бой честным, а победит - сильнейший!
С этими словами наместник поклонился сидящим в зале и вернулся на свое место.
На приготовленную площадку для боев, находящуюся ровно в центре зала, вышел молодой мужчина с небольшой лаковой шкатулкой в руках. Он поочередно подходил к каждому главе кланов, и тот доставал маленький свиток с именем соперника – так определялась очередность сражений, а также противник.
Айзен тоже аккуратно раскрыл маленький свиток и передал его Гриммджо, который тут же разочарованно отметил про себя, что вместо фамилий там был указан номер, да еще и последний.
Интересно, а какой он — наследник Кучики?
И – надо же такому случиться - в то самое время, пока Гриммджо размышлял о том, каким может быть наследник великого клана, Бьякуя с удивлением разглядывал его самого. Признаться, он не сразу заметил мальчишку в белой форме и золотыми волосами, чему был немало удивлен.
Гайдзин?
Но, обратив внимание, что того окружают представители явно благородного клана, мальчик призадумался.
Кто же он?
Любопытство гложило юного Кучики, и он, не рискнув спросить у родителей, решил тихонько расспросить о странном мальчике у Йоруичи-сенсей. Услышав вопрос своего ученика, Шихоуинь улыбнулась.
-Ты про Гриммджо-куна?
-Гриммджо-кун? - удивленно повторил Бьякуя. Имя было необычным — резкое, немного рычащее, перекатывающееся на языке. Интересное - такое же интересное, как и его хозяин.
-А откуда он? - поинтересовался мальчишка.
-Длинная история… Но, могу сказать, что он из благородного клана Айзен, а его глава сейчас является помощником нашего многоуважаемого наместника.
Молодой Кучики хотел спросить еще что-то, но объявление о начале первого поединка помешало ему, и он вернулся на свое место подле отца, чтобы внимательно наблюдать за всеми боями - ведь каждый их сражающихся мальчишек мог стать его соперником.
Его собственный номер, судя по всему, был предпоследним.
Однако, вопреки мыслям юного господина о том, что турнир будет долгим, каждый из поединков проходил достаточно быстро, и вскоре до выхода Бьякуи на татами остался только один бой.
Мальчишка скинул с себя хаори и приготовился.
Увидев краем глаза движение у края площадки, где разместились Кучики, Гриммджо удивленно вскинул брови.
-А что девчонка делает на соревнованиях?
Айзен строго взглянул на племянника, но, кажется, никто из соседей не услышал столь неучтивого восклицания, а сидящий позади мальчика Урахара-сесей склонился к своему ученику и тихонько сообщил:
-Не суди по одному виду… Это будет твой самый сложный соперник, Гриммджо-кун.
Тот удивленно распахнул глаза, теперь уже не отводя взгляда от тоненькой фигурки в темно-фиолетовых одеждах.
А через несколько минут громкий голос озвучил имена противников в следующем поединке:
-Кучики Бьякуя из благороднейшего клана Кучики против Ямамото Шинджи из благородного клана Ямамото.
Услышав свое имя, Бьякуя ступил на площадку, подошел к ее центру и остановился. Оба мальчика поклонились наместнику и судьям, а затем друг другу, и лишь после того заняли свои боевые позиции.
Гриммджо замер в ожидании.
Кто же из этих двух победит? Тот, что повыше или тот, кого я принял за девочку?
Он улыбнулся про себя. А ведь вправду похож!
Но, вспомнив слова своего учителя о том, что как раз эта «девчонка» была самым серьезным противником для него, мальчишка продолжал следить за поединком, тем более, что посмотреть было на что - и не только ему.
Превосходство Бьякуи было неоспоримым: в каждом выверенном ударе, минимуме лишних движений.
Казалось, что он практически не касался соперника.
«Превосходно, Йоруичи!» - думал про себя Урахара, любуясь боевой техникой.
Он прекрасно знал, что его будущая невеста мастерски владела искусством ближнего боя. Конечно, многое зависело и от того, как эти знания применит ученик - но Бьякуя, похоже, был очень одаренным, ибо, спустя всего пять минут, он нанес завершающий удар. Его соперник, не успев отреагировать на резкий удар, завалился на бок и рухнул на татами. А спустя мгновенье, наместник сообщил:
-Победа в девятом поединке остается за Кучики Бьякуей.
Гриммджо выдохнул.
Так вот ты какой, наследник клана Кучики!
Его поразило то, насколько быстры и точны были удары мальчишки, а уж то, что внешне хрупкий Бьякуя справился с соперником, превосходившим его по росту, да еще за такое короткое время, сразу заставляло его уважать. (был повтор.. даже два)
-Вижу, тебе понравилось, - сенсей улыбался, и Гриммджо не смог скрыть улыбки в ответ. Гина и Айзена прошедший поединок тоже не оставил равнодушными.
-А сын Исами хорош, - с улыбкой произнес Гин, искоса поглядывая на мужчину.
-Хорош, - просто подтвердил Соуске, не сказав ни слова больше. Однако, Гин знал, что молчание его господина может быть куда красноречивее слов, поэтому вполне удовлетворился таким коротким ответом и вновь обратил свой взгляд на арену.
Гриммджо, проходя мимо них обоих, услышал этот краткий диалог и остановился. Глядя прямо в глаза своего дяди, он улыбнулся и тихо сказал:
-Вы еще меня не видели.
Затем мальчишка скинул с себя бирюзовое хаори и приготовился к своему поединку.
Гин удивленно смотрел в спину дерзкому ребенку, который уже вышел на площадку; Айзен же просто улыбался, глядя на своего племянника.
Ему определенно нравился этот характерный мальчик.
Путь от края площадки до ее центра Гриммджо прошел в абсолютной тишине. Было настолько тихо, что он, кажется, слышал как стучит сердце его противника. Сам он был на удивление спокоен и совершенно не боялся более крупного мальчишку, который уже ждал его.
Поприветствовав наместника и судей должным образом, Гриммджо повернулся к сопернику и поклонился, однако ропот, прокатившийся по залу, заставил подняться его быстрее, чем это было нужно. Его противник, Дайсе Джин, стоял напротив, скрестив руки на груди, и презрительно смотрел на него.
Не понимая, в чем дело, Гриммджо взглянул на своего дядю, и увидел как тот смотрел на главу клана Дайсе, к которому принадлежал его соперник. Во взгляде его не было ни ненависти, ни злости, только еле уловимое пренебрежение, слово мужчина смотрел на пустое место.
Ситуация была чрезвычайно неприятной. Поняв, что сын допустил величайшую небрежность, глава клана Дайсе Икемото подозвал его и что-то быстро зашептал. Речь его слышна не была, но, как только он закончил, мальчик резко развернулся и посмотрел на Гриммджо ненавидящим взглядом:
-Я не буду кланяться гайдзину, отец!
Конечно, сказано это было слишком громко. Глава Икемото, мгновенно пришедший в бешенство, отвесил сыну пощечину, после которой, извинившись перед всеми присутствующими, занял свое место.
Уязвленный Джин снова вышел в центр площадки - но так и не поклонился своему сопернику.
Кровь Гриммджо медленно закипала.
Со времени его прихода в клан Айзен никто не называл его так. Никто!
Он принял боевую стойку, а через мгновенье соперник, публично оскорбивший его, начал атаку. Раскусив его замысел за секунду, Гриммджо умело блокировал атаку, а через мгновенье нанес ощутимый удар. Джин лишь удивленно распахнул глаза, словно не веря, что для него этот бой закончился так быстро - и, обмякнув, рухнул на площадку.
Для того, чтобы победить, Гриммджо понадобилось меньше минуты.
В зале воцарилась абсолютная тишина – такая плотная и напряженная, что ее можно было почувствовать кожей.
Однако, уже через мгновенье она была нарушена объявлением о победителе. Гриммджо поклонившись, покинул площадку и прошел на свое место, рядом с учителем. Он намеренно отыскал взглядом молодого Кучики и посмотрел прямо в его темно-серые глаза.
Они смотрели друг на друга несколько секунд - но затем Бьякуя отвел взгляд, оборачиваясь и спрашивая о чем-то сидящую рядом женщину в огненно-рыжем одеянии.
Гриммджо вновь устроился на своем месте, и кивнув на скупые поздравления от дяди, снова полез с расспросами к своему сенсею. Кое-что для него сейчас было важнее публичного унижения и победы.
- А кто та женщина, что сидит рядом с Кучики Бьякуей?
- Это его учитель, Шихоуинь Йоруичи-сама, одна из лучших сенсеев по технике рукопашного боя.
-Одна из лучших, - серьезно подытожил Гриммджо, а затем, ухмыльнувшись, выдал. — Это хорошо, потому что я намерен победить его!
-Хорошее стремление, Гриммджо-кун, - ответил Урахара и взъерошил непослушные пряди на голове мальчика. – Посмотрим, как у нас это получится, ведь теперь нам главное не проиграть ни одного боя.
Бьякуя тоже был под впечатлением от предыдущего боя, чем не преминул поделиться со своим сенсеем.
Этот Джин повел себя крайне глупо и несдержанно, чего не стоит допускать в бою. К тому же, он не принял во внимание то, что Гриммджо обучал никто иной, как Урахара Киске — единственный, кто мог поспорить в мастерстве с Йоруичи-сама!
Чувствуя, что нашел по-настоящему достойного соперника, Бьякуя с тщательно скрываемым интересом продолжал следить за тем мальчишкой. Ему непременно хотелось сразиться с ним.
Поединки шли один за другим, количество детей, участвующих в поединках, редело с каждым полным кругом. Однако, неизменным оставались лишь первенство двух участников — Кучики Бьякуи и Гриммджо Джаггреджека.
Порядком уставшие, но довольные собой, они вернулись со своих последних поединков победителями - а это значило, что в финальном бою они встретятся, но уже друг против друга.
Вот тут Моринадзука Хироши призадумался.
Мальчишка из клана Айзен показал себя с лучшей стороны и сейчас должен выйти против сына Кучики. Тот тоже не промах, но что, если он проиграет? Особенно, если вспомнить ситуацию с сыном Дайсе Икемото… Понятно, что Кучики не допустят подобной низости, но и уступить гайдзину ниже их достоинства.
Тут размышления наместника прервались объявлением о финальном поединке, времени на раздумья у не гоне осталось, и он решился на отчаянный ход.
Как только оба мальчика вышли на площадку и поклонились судьям, Моринадзука встал и начал говорить.
-Достопочтенные главы кланов! Из года в год победитель соревнований между молодыми господами определялся в финальном бою. Но в этот раз позвольте мне, как устроителю (нормальное слово, не заменяй) этих соревнований, нарушить данную традицию. Я полагаю, теперь вы хотите спросить меня - зачем? И я отвечу вам — все вы были свидетелями прекрасных поединков. Кто-то из ваших сыновей проиграл, а кто-то оказался победителем. Но, я уверен, все без исключения запомнили двух юных воинов, представляющих благородные кланы, чье боевое искусство уже в этом возрасте поразило нас. И поэтому я прошу вас и уважаемых судей признать победителями сразу двоих участников.
Услышав подобное заявление, присутствующие в зале представители многочисленных кланов замолчали. Предложение наместника было более чем необычным, раньше таких прецедентов не случалось – и теперь всем было необходимо обдумать услышанное. Молчание затягивалось, но тут со своего места поднялся Мастер Укитаке.
-Уважаемые главы кланов, их сыновья, учителя и сопровождающие! Сегодня на этом празднике мне и моему уважаемому другу Кераку-сенсею выпала честь быть судьями соревнований юных воинов! И властью, данной нам, мы хотели бы поддержать решение нашего почтенного наместника Моринадзуки-сана и объявить сразу двух победителей соревнований, которые проявили умение и отличительное благородство, что является немаловажным для воина.
Закончив свою краткую речь, Укитаке вернулся на место, где взял несколько цветков ириса. Именно их, как символ праздника, он вплел в волосы обоих мальчиков, спустившись на арену. Юные воины принимали многочисленные поздравления, но не смогли скрыть досады, оставшейся после отмены столь желанного для обоих поединка.
На этом соревнования первого дня закончились.
Багровое солнце, бросив последние лучи на поместье, скатилось за горизонт, и наместник пригласил всех отведать праздничные блюда, которые по традиции всегда в изобилии готовились для всех присутствующих.
Когда же наконец трехдневное празднование Танго-но секу было завершено, наместник наконец смог вздохнуть спокойно. Оставшиеся состязания прошли как по маслу, а неприятный инцедент, случившийся в первый день, никто уже и не вспоминал.
Моринадзука Хироши в очередной раз похвалил себя за дальновидность, осторожность и предусмотрительность, а затем направился спать. Завтра ему предстоял первый рабочий день, а за время празднования скопилось достаточно вопросов, требующих его решения.

Ченильная ночь затушила небосвод, накрыв его бархатным покрывалом, припорошенным искрами звезд; пролилась долгожданной прохладой, окутав покоем замершие дома, кое-где тускло освещенные мягким светом фонариков.
Затушив свечи и благовония (пачки благовоний звучит как-то.. как пачки макарон))), Кераку Шунсуй покинул удзи но ками* и отправился спать. Однако, комната оказалась пуста. Не обнаружив своего любимого в их общей постели, мужчина покачал головой и, улыбнувшись, направился в кабинет Мастера.
Он тихонько открыл седзе, и полоска света, расчертившая темноту коридора, на миг ослепила его. Когда же глаза привыкли к свету, Шунсуй заглянул в комнату и увидел как Укитаке что-то пишет на бумаге, затем аккуратно сворачивает свитки и, запечатав, откладывает в на край стола, где уже лежали шесть аккуратных трубочек.
-Ты уже все решил? - опрашивает он, входя в комнату и присаживаясь рядом с мужчиной.
Джуширо улыбается, когда сильные руки обнимают его со спины, и он, немного расслабляясь, прижимается к груди Шунсуя. Запечатав последний свиток, Мастер откладывает его к остальным и поворачивается к мужчине, чтобы легко коснуться его губ своими. Шунсуй ухмыляется и, сильнее прижав к себе любимого, укладывается на пол. До спальни они доберутся еще не скоро.

А утром следующего дня двое посыльных постучаться в разные двери и вручат ровно десять свитков в десять разных домов.
А еще через несколько минут, когда глаза тех, кому эти свитки были вручены, пробегутся по аккуратным иероглифам, начертанным на дорогой бумаге, скрепленной печатью Мастера, ровно десять мальчишек с небольшой разницей во времени станут счастливым - ведь они получили приглашение в додзе Укитаке-сенсея.



*Монсе – фамильный герб клана, изображался на знаменах, одежде, памятных вещах, передающихся из поколение в поколение.

*Тогацу-нинге – куклы-воины, могли быть как совсем маленькими, так и в натуральную величину. Ими украшались дома и дворцы знати в период празднования Дня мальчиков.

*Удзи но ками – алтарь или комната, в которой осуществляются церемонии поминания предков. Характерно, что совершать обряды культа предков в те времена разрешалось только мужчинам.

@темы: Бьякуя Кучики, Гриммджо Джагерджак, миди, фанфикшн

   

Бьякуя vs Гриммджо

главная